Все идет по плану. «Копейка» узнала, как отсеялись в Олонках Боханского района

Копейка

номер 23 от 12 июня 2013 года
Посевная в Иркутской области завершается. «Копейка» узнала, как отсеялись в Олонках Боханского района
Старая русская пословица гласит: «Что посеешь, то и пожнешь». Весна этого года в Приангарье оказалась затяжной и холодной, и были опасения, что нынешняя посевная кампания тоже затянется. Впрочем, сельхозпроизводители Иркутской области уложились точно в сроки. А вот каким будет урожай — все же напрямую зависит от погоды. Корреспондент «Копейки» побывала в Боханском районе, где уже месяц стоит… засуха! Да, именно засуха и в целом неблагоприятные погодные условия: зимой было мало снега, весной — холодно, а долгожданное лето принесло полное отсутствие дождя.

Эдуард Овсяник показывает семена многолетних трав: их обработают специальными препаратами и посеют в ближайшее время

Максим Петрович Иванов о погоде говорит улыбкой

Работать на тракторе «Кейс» одно удовольствие, да и вид из кабины открывается роскошный…

По полям агроному приходится проезжать до 150 километров в день. В его обязанности также входит настройка плугов и культиваторов на нужную глубину

За смену механизатор проходит с плугом 15—20 гектаров. Норма при культивации — 40 га

Зона рискованного земледелия

— Мы по срокам сеем, — улыбается при встрече Максим Петрович Иванов, начальник управления сельского хозяйства Боханского района. — Положено выходить в поле после 9 мая — выходим, положено к 25-му заканчивать — мы делаем. Но погода нас в последнее время не балует: прошлой осенью чуть ли не треть урожая осталась под снегом. И весна вот холодная и засушливая.

Максим Петрович вспоминает, что в последний раз похожая весна стояла десять лет назад — в 2003-м. И урожай тогда был невелик: собрали в пределах 11—12 центнеров с гектара. Для сравнения: в удачные годы по району намолачивают по 17—18 центнеров. Боханский район находится в зоне рискованного земледелия, местный климат редко идет навстречу хлеборобам. Земля в основном суглинистая, и это создает трудности при ее обработке. Хотя и здесь есть плюсы: такая почва дает качественную пшеницу, в зерне которой много клейковины.

Благодаря различным инвестициям, которые выделяют из областного бюджета, каждый год в районе становится все больше крестьянско-фермерских хозяйств — на данный момент их 54. Они, как правило, занимаются выращиванием зерновых культур. Крупных хозяйств, которые разводят молочный скот и соответственно на своих полях выращивают кормовые культуры, всего четыре.

Одно из них находится в поселке Олонки. Чтобы обеспечить кормом 1150 коров, из которых сейчас 600 дойных, в этом году здесь засеяли 400 гектаров кормовых культур, полторы тысячи гектаров однолетних трав и еще 270 гектаров зерновых для пробы.

— К сожалению, стоимость семян растет и мы вынуждены высевать зерновые культуры, чтобы у нас было собственное воспроизводство семян, — рассказывает главный агроном хозяйства Эдуард Овсяник. — Ведь 14—15 рублей за килограмм семян — это очень дорого! Себестоимость нашей продукции в итоге поднимается, а это плохо как для потребителя, так и для нас.

Эдуард Николаевич переживает: сейчас Россия вошла во Всемирную торговую организацию, что для сельского хозяйства Иркутской области станет испытанием. Ведь себестоимость сельхозпродукции Приангарья намного выше, нежели в зарубежных странах, а цену планируют поставить одинаковую для всех. Не хватает и поддержки государства.

— Вот Голландия считается самой цветущей страной в плане сельского хозяйства, — рассуждает Эдуард Овсяник, всего пять лет назад окончивший ИСХИ по специальности «Агроэкология». — Так у них 70 процентов всего агропромышленного комплекса дотируется государством. А у нас 6—7… Нам бы так, как в Голландии, вот бы мы зажили!

Между тем в тех же Олонках местная молочно-товарная ферма поистине градообразующее предприятие. В хозяйстве работают 97 человек из Олонского муниципального образования. И только 14 из них занимают ответственную должность механизаторов. Для пяти деревень это, конечно, капля, но остаются только те, кто по-настоящему умеет работать.

— Если честно, еще 4 года назад главным критерием для хорошего механизатора было чтобы не пил, — говорит Эдуард Овсяник. — Сегодня этого уже нет, потому что у наших работников есть хороший стимул не пить вообще. Зарплату они получают дважды в месяц — от 22 тысяч до 39 тысяч в месяц. Разница зависит только от выработки: сколько сделал, столько и получил. Так что стараются все. А работать приходится много: весенне-полевые работы (с 29 апреля и по 25 июня) вообще идут без выходных. Разве что дождик иногда дарит отдых. Трудятся механизаторы в поле по 12—14 часов в сутки, в две смены — дневную и ночную. Но и после посевной легче не становится — начинается подготовка земли под пары. Потом процесс плавно перетекает в уборочную кампанию, и заканчивается страда только 1 ноября.

«Что мне снег, что мне зной…»

Пахать — само слово какое говорящее! И если говорить о наших русских гусеничных тракторах, то на них действительно приходится пахать, то есть работать в поте лица. Опытные механизаторы знают, что в них и пыльно, и шумно, и руль с трудом поворачивается. То ли дело современные машины, вроде канадского трактора «Кейс 315», в кабине которого даже есть кондиционер, а управлять им не сложнее, чем легковым автомобилем… Примечательно, что все трактористы с молочно-товарной фермы Олонок работают на новых агрегатах, самый «древний» местный трактор выпущен в 2008 году. И это, заметим кстати, вовсе не прихоть руководства: чем старше техника, тем больше средств приходится вкладывать в посевную.

— Самое главное для механизатора — любовь к земле, — рассуждает потомственный механизатор Михаил Шипуля. — Отец меня прежде всего этому научил. И хлеб растить, и землю пахать. Вот это я умею.

Мы застали Михаила как раз во время обеда. Так что нам удалось поговорить, хотя на разговоры, собственно, времени-то и нет: за смену одному механизатору надо обработать не меньше 40 гектаров. Вместе с напарником за сутки нужно успеть возделать все поле, а это 90 гектаров! Михаил пашет уже 15 лет, через его руки прошли самые разные тракторы, начиная от «Беларуси» и «Кировца» и заканчивая «Кейсами». Сейчас новому поколению помогает осваивать зарубежную технику. Так, в день нашего визита вместе с ним в поле работал практикант.

— Меня к технике тянет, — отвечает на вопрос 18-летний учащийся ПУ-57 села Бохан Вячеслав Попов, — потому и выбрал эту профессию — тракториста-машиниста сельскохозяйственного производства.

Слава, надо отметить, несмотря на молодой возраст, уже не новичок в этом нелегком деле. Нынче на областном конкурсе «Пахарь года» среди учащихся он занял пятое место. В районе — первое. При этом в его семье еще никто не трудился на ниве сельского хозяйства: мама у него работник музея, папа — сварщик. И все-таки выбор сына для них приятен: главное — нет желания сбежать в город.

— Нет, в город я не хочу, — улыбается паренек. — В деревне жить намного лучше. А в том, что работа у меня всегда будет, я абсолютно уверен. Пшеницу, ячмень, овес к нашему приезду уже посеяли. Осталось немного — кукуруза и многолетние травы. Но если кормовые культуры можно высевать позже, то зерновые культуры просто необходимо бросать в землю рано, потому как иначе они просто не взойдут. Если сделать это позже положенных сроков, говорят агрономы, то урожая вообще можно не ждать. Поэтому с холодной погодой борются по-своему.

— Благоприятная погода для нас роскошь, — констатирует Эдуард Овсяник. — В холодную погоду начинают всякие болезни прилипать — гниение в корне, грибок и тому подобное. В сырую погоду такие же проблемы. А ведь в начале мая, когда начинается посевная, не знаешь, какая погода будет. Поэтому каждый год мы обрабатываем семена препаратами перед посадкой, чтобы защитить их. В итоге больших потерь в урожае не бывает, если только потом всходы засухой не прибьет или урожай — снегом.

Есть в хозяйствах района еще одна беда, жалуются мне Эдуард Николаевич и Максим Петрович. Это частный скот, который никто не пасет. А скотина есть скотина — идет туда, где побольше и повкуснее. В итоге в одном только хозяйстве, что в Олонках, чужие коровы съели около 340 гектаров травы. Чтобы понять, насколько напасть серьезная, достаточно привести цифры: один гектар в обработке обходится в сумму около 12 тысяч. Стало быть, пришлось списать 4 миллиона рублей!

Но это все проблемы. А ведь в любой работе есть и своя радость. И, глядя на улыбающиеся лица моих собеседников, понимаю, что все они занимаются своим любимым делом. И это, пожалуй, главное.

— Работа интересная у нас, — соглашается со мной Максим Петрович. — Когда хлеб растишь — разве плохо? А какое удовольствие мы получаем осенью, когда комбайны работают и хлеб сыплется. Огни, машины работают, все крутится-вертится… Глядишь и понимаешь, что не зря год прожил…

Наталья Федотова. Фото автора

Источник